Исправление недостатков

(1 Проголосовало)
Бродячая собака

— Наш Лумпи опять где-то шатается, сегодня целый день его нет дома.

— Ладно, пусть он только вернется домой, он у меня узнает, почем фунт лиха.

Очень часто хозяева рассуждают так или подобным образом, в то время как их веселый Лумпи выбирает себе невесту, делает соответствующие внушения другим ее поклонникам, слишком назойливым, разбирает интересующие его следы, разнообразит свое время на помойках и вообще занимается свойственными ему собачьими делами. А когда он, в конце донцов, возвращается домой, то уже на большом расстоянии от дома его собачьи глаза становятся печальными. Он входит крадучись, поджавши хвост, с явными признаками страха. «Посмотрите, как он идет, — говорит хозяин, — знает, что виноват», — и хозяин бьет своего Лумпи плеткой, а если у хозяина уж совсем нет никакого соображения, то ногой или рукой.

Этот хозяин (а ведь таких большинство) не имеет ни малейшего понятия о том, что когда он больно бьет собаку, то его собака не понимает, что получает побои за свое жениховство, за те очень вкусные тухлые кости, которые она съела на помойке, за то, что она шла по следу зайца — ведь все это было так хорошо, так приятно, так естественно, так чисто по-собачьи, что она и не знает, что можно было бы поступить как-то по-другому, и при первой представившейся возможности она обязательно все это повторит; и она твердо запомнит, что домой приходить — плохо; дома за приход ее очень больно бьет хозяин. Гулять хорошо, а возвращаться — одно горе («думает» собака). У нее битье ассоциируется только с возвращением домой. И все-таки голод и собачья привязанность к человеку, к ее вожаку, гонят ее домой, несмотря на битье, к ее тупому хозяину, который называет это верностью, который не способен понять, что не все мыслят так, как он, а уж собака в особенности.

Но как же отучить от бродяжничества Лумпи? Лумпи совсем испортил свои отношения со старым хозяином, и его продали другому, который умеет обращаться с собаками. Новый хозяин ежедневно уделяет время занятиям с Лумпи, долго гуляет с ним, конечно, на сворке, кормит хорошо, ласкает его. И через весьма короткое время Лумпи начинает, действительно, признавать нового хозяина. Никакой «верности» старому хозяину, так как новый вожак оказывается для Лумпи значительно более привлекательным, хоть он и строгий; он воспитывает с большей любовью, но по системе «кнута и пряника». Наконец Лумпи выпускают во двор без привязи. В заборе — большая дыра, а за забором — приятель Лумпи, задорный пес, с лаем гонится за велосипедистом. Лумпи не может противиться искушению, он ныряет через дыру и присоединяется к лающему товарищу. В это время хозяин кричит: «Нельзя», — а помощник резким броском осыпает Лумпи дробью, на спину попадает звенящая цепочка. Не так больно, как страшно и неприятно. Лумпи устремляется обратно во двор, через ту же дыру в заборе: «Спасайся, кто может!». А из дома его ласково зовет хозяин: «Лумпи, сюда!», — и Лумпи получает лакомство и ласку. «Как хорошо быть у хозяина, а на улице очень страшно», — такой «вывод» твердо запечатлевается в сознании Лумпи, ведь он сделан на основании собственного опыта.

Для некоторых собак хватает одного такого урока, а для более толстокожих приходится урок повторять и даже усиливать воздействие на собаку. Можно наехать колесом велосипеда на лапу, сам велосипедист должен бросить в собаку цепочку и громко крикнуть: «Домой!». Дома — зов, как всегда — похвала и лакомство; собаку кормят, играют с ней, выходят на прогулку и также играют и дают лакомство.

Существует еще много способов для достижения той же цели: скажем, можно приладить у отверстия в заборе падающую на собаку поперечную перекладину (нетяжелую, чтобы не повредить собаке), можно выпускать собаку с парфорсом и 30-метровым шнуром; когда она захочет уйти, следует сказать: «Нельзя!» — и дернуть за шнур. При возвращении собаки, как всегда, нужна похвала и ласка, после этого — прогулка на привязи. Все способы ведут к одной цели: доказать собаке «на ее собственном языке», т. е. так, чтобы это было ей понятно, что для нее — очень неприятно убегать от хозяина, зато очень приятно слушаться и не покидать его, так как он удовлетворяет все ее потребности: вкусно кормит, гуляет и играет с ней.

Описанные способы можно применять для испорченных собак, с которыми долгое время неправильно обращались их хозяева.

Очень многие приучают собак открывать двери, так как это очень просто и некоторым кажется интересным. Не следует этого делать. Обученная так собака не останется в комнате одна, она будет выходить из комнаты и, если другие двери не заперты, то и из дома. Если же дверь запереть, то собака будет царапать и портить ее.

Вообще не стоит приучать охотничью собаку к разным ненужным фокусам, как, например: «Умри!». «Служи!» и т. д. Это несерьезное отношение к собаке; обычно собаки, проделывающие всякие фокусы, имеют весьма плохую общую дисциплину, так как на нее хозяин обращает недостаточное внимание.

 

Вернуться к содержанию книги-->>